За заявлениями путина стоит холодный расчет

21:04 21 октября Киев, Украина

Российские чиновники и пропагандисты сообщили множество причин поражения на востоке Украины. Некоторые начали вспоминать о метафизическом измерении продолжающейся борьбы, в то время как другие углубляются в прошлое России в поисках решений и новых идей.
 
Весь этот откровенный бред кажется агонией кремлевской пропаганды. Однако в этом новом явлении может быть нечто большее, чем кажется на первый взгляд. В конце сентября во время подписании “договоров о присоединении” Донецкой, Луганской, Запорожской и Херсонской областей к России Путин заявил, что “мир вступил в период коренной, революционной трансформации. Чтобы осуществить это изменение, Россия борется с диктатурой западных элит и полным отказом от западных ценностей.
 
Также 30 сентября российский актер и депутат Государственной думы Дмитрий Певцов опубликовал видео, на котором он обращается к группе недавно мобилизованных москвичей с сообщением о том, что в Украине они собираются сражаться против “сил зла и тьмы”. Он ошеломил всех присутствующих заявлением о том, что русская армия, поддерживаемая большинством человечества, выступает против “сатанинских сил объединенного Запада, чтобы гарантировать, что семья будет состоять из мамы, папы и детей”.
Однако ни Певцов, ни Путин не отличались оригинальностью в своих рассуждениях, поскольку их объяснения “целей” войны против Украины в основном состояли из старых тем, впервые произнесенных Кадыровым, о том, что российские военные в настоящее время “ведут войну против сонмов Антихриста, трансгендеров и ЛГБТК-сообщества”. Еще более странным - но все же вполне соответствующим апокалиптическому мышлению “мы не такие как они”, все более проникающему в общественное сознание в России, - было объявление актером Иваном Охлобыстиным “священной войны” против “Старого Света управляемого безумцами, извращенцами и сатанистами”.
 
В его речи, которую Охлобыстин произнес во время празднования аннексии на Красной площади, чеченское влияние было более выраженным и легко узнаваемым. “У мусульман есть понятие джихада. Это не просто схватка насмерть с врагом на поле брани, это, прежде всего борьба с грехами в собственном сердце”, - произнес со сцены “православный священник” Охлобыстин. Эти слова повторяют заявление муфтия Чечни Салаха Межиева сразу после повторного вторжения России в Украину о том, что Кремль ведет газву (или “священную войну”), чтобы остановить распространение западной “грязи”. Но во время выкриков Охлобыстина он, в какой-то момент, начал кричать «Гойда». Считается, что это малоизвестное русское слово было боевым кличем опричников, облаченных в черные мантии карательных отрядов царя Ивана Грозного, чьей основной функцией было “выметать и грызть измену” для государя.
По мнению аналитиков, актер не мог произносить такие слова без согласования. Повсюду мелькают сигналы о том, что в Кремле все больше недовольны военной кампанией на Донбассе, и настроения еще больше омрачились после освобождения ВСУ нескольких ключевых украинских городов и взрывов на Крымском мосту. Назначение 9 октября генерала Сергея Суровикина – известного по чеченской и сирийской войне - командующим всеми российскими силами в Украине и продолжающиеся удары по гражданским объектам, вероятно, будут лишь первыми шагами в череде мер. 6 октября генерал-лейтенант в отставке Андрей Гурулев, член комитета Госдумы по обороне и частый гость различных пропагандистских ток-шоу, в ответ на сетования маргинала Соловьева о коррупции и неэффективности высшего командного состава России заявил, что пора вернуть СМЕРШ, секретную организацию времен
 
Второй мировой войны, созданную Сталиным для борьбы с предателями и шпионами, крушившую врага как внутри, так и снаружи. Хотя ранее Путин и его подчиненные делали многочисленные конфронтационные заявления, на этот раз они звучат еще более агрессивно, чем раньше, отражая, с одной стороны, растущий стресс, вызванный неудачами в Украине, и растущий протест против высшего военного руководства Кремля, с другой – укрепление позиций, таких как Кадыров, Пригожин и, очевидно, Суровикин. «Тем не менее, это изменение риторики вряд ли означает отход Путина от рационального мышления и суждений, как любят думать некоторые наблюдатели.
Наоборот, это больше указывает на сдвиги в идеологической приверженности, поворот в сторону более консервативных и бескомпромиссных сил и возможные изменения в будущей политике. На практике Путин может поддаться этому растущему давлению и сколотить новую военную контрразведку из своих многочисленных органов безопасности, чтобы иметь дело конкретно с украинской кампанией и реальными или воображаемыми предателями, стремящимися ее подорвать», — считают украинские политологи.