«Северный поток — 2»: почему Германия закрывает глаза на вмешательство РФ в предстоящие выборы

20:13 20 сентября Киев, Украина

Выборы в ФРГ 21 сентября должны определить не только новую правящую партию, но и нового канцлера Германии. На фоне этого Россия уже начала проводить кибератаки на немецких политиков. Тем не менее Берлин не предпринимает никаких действий против РФ, кроме как усиление кибербезопасности. Вероятно, что газовая труба смогла заполнить дыры в недопонимании между Россией и Германией.

Во время строительства «Северного потока - 2» западные лидеры вводили против него санкции, а также утверждали, что газопровод является политическим проектом. Газовая магистраль начинается в России и заканчивается в Германии, таким образом, предоставляя немцам энергетическое преимущество перед другими странами Европы, ведь из ФРГ, газ уже будет поставляться в остальные страны ЕС и не только. Такое преимущество позволит Германии диктовать свои условия в Евросоюзе.
На протяжении всего строительства «Северного потока - 2» было заметно, как немцы старались сглаживать углы в отношениях с Россией. Несмотря на поддерживаемые санкции против Кремля, был ряд решений, которые противоречили званию Германии независимого демократического государства.

Одним из таких решений была так называемая политика страуса, когда на немецких парламентариев совершались кибератаки и были взломаны личные данные электронных почтовых адресов. Специалисты кибербезопасности, в том числе из Германии, приводили доказательства, что взлом был совершен российскими хакерами. Более того, след расследования указывал на спецслужбы РФ. Однако, правительство Бундестага не предпринимало каких-либо действий, кроме осуждения Кремля.
Накануне парламентских выборов 21 сентября, российская группировка «Ghostwriter» вновь активизировалась. Сотрудники кибербезопасности Германии обнаружили их след. Тем не менее немцы по-прежнему не предпринимают решительных действий, чтобы наказать Россию.

Видимо, «Северный поток - 2» является все же, в том числе и политическим проектом, как бы в Кремле и Берлине ни старались в этом переубедить.