Россия ведет информационную войну на подконтрольных ей территориях

16:32 19 июля Киев, Украина

 

15 июня несколько украинских СМИ сообщили, что в бою погиб еще один высокопоставленный российский военный. На этот раз им стал полковник Сергей Постнов, который возглавил группу информационного реагирования в составе 1-го управления связи со СМИ Росгвардии. С самого начала российской агрессии против Украины в 2014 году информационная война играла ключевую роль в усилиях Кремля. И высокий офицерский чин Постнова сегодня еще больше подчеркивает этот факт.

Полномасштабное повторное вторжение, начатое кремлем в феврале 2022 года, также сопровождалось мощной пропагандистской кампанией. Но еще большее значение этот информационный натиск приобрел для оккупантов на украинских территориях, которые она оккупировала с момента начала последних боевых действий. Здесь агрессор преследуют две цели - свести к минимуму сопротивление местного населения и создать безопасные условия для действий своих сил. В соответствии с этими целями усилия россии по информационной войне можно разделить на три основные категории: воздействие на местное гражданское население, меры защиты оккупационных сил и влияние на украинские войска.

Чтобы изменить отношение местного населения, российские власти периодически доставляют гуманитарную помощь, сопровождая такие мероприятия массовым освещением в СМИ. Не все эти усилия оказались успешными для кремля, особенно в начале оккупации. Например, местные жители в Херсоне отказались принять помощь и вместо этого выразили свою полную поддержку Украине. С аналогичными акциями оккупанты столкнулись во время недавних санкционированных празднований «Дня россии» в Херсоне и Мелитополе. По словам Александра Самойленко, законного украинского главы Херсонского областного совета, россиянам нужно было привезти дополнительных людей на свои торжества, чтобы обеспечить достаточно внушительную толпу для съёмок пропагандистских новостей.

Кроме того, россия заблокировала все украинское вещание, как теле-, так и радио, в захваченных частях Херсонской области. Действительно, телецентр в Херсоне был одним из первых административных зданий, захваченных с началом оккупации города, и 22 апреля начал вещание российских телеканалов. Спустя неделю Центр противодействия дезинформации СНБО Украины заявил, что россия начала масштабные психологические операции против мирных жителей на оккупированных территориях, чтобы создать иллюзию “возвращения жизни в нормальное русло”, представить оккупантов в позитивном свете и снизить народное сопротивление. Некоторые российские новостные кадры о жизни в “освобожденном” Херсоне на самом деле были сняты в Новой Каховке, Херсонской области или даже в Ейске - Краснодарский край.

Как и в случае со СМИ, местные украинские интернет-провайдеры в городах, захваченных российскими войсками, были заменены российским провайдером, базирующимся во временно оккупированном Крыму. Это позволяет оккупационным силам контролировать доступ к определенным веб-сайтам или просто блокировать все украинские источники информации. Фактически часть Запорожской и полностью Херсонская область отрезаны от украинского информационного пространства. Россияне также заменяют местные украинские сотовые сети собственным провайдером, который будет работать на захваченном оборудовании. С помощью технологии глубокой проверки пакетов (DPI) россия может фильтровать доступ местных жителей к украинским новостным агентствам на их мобильных телефонах. Новые SIM-карты для мобильных телефонов можно приобрести, только передав личные данные (обычная практика в россии, но не в Украине). Это облегчает шпионаж и сбор данных, которые понадобятся оккупационным администрациям для проведения будущего “референдума” о присоединении этих территорий к российской федерации.

Тем не менее, большая часть пропагандистских усилий российских властей по-прежнему сосредоточена на телевидении. Показательно, что среди первых невоенных предметов, отправленных в оккупированный Мариуполь, были большие мобильные телеэкраны. Тем временем в Донецкой и Луганской областях действует большая группа так называемых “военных журналистов” или блогеров. Среди них Семен Пегов, Александр Сладков, Борис Рожин, Александр Коц и Дмитрий Стешин. Большинство из этих лиц связаны с российской военной разведкой или ФСБ. Они также “рассказывали” о предыдущих вооруженных конфликтах с участием россии. Некоторые из них были награждены вооруженными силами россии и открыто носят оружие или участвуют в местных воинских формированиях - в основном в так называемой “ДНР”. Они производят дезинформационный контент (например, рассказы о том, что ВСУ якобы обстреливают жилые районы) и славные нарративы (по предоставленным сценариям), призванные поддержать мобилизационный процесс на оккупированных территориях. Эти российские “военные корреспонденты” дополнительно несут ответственность за создание различных мифов войны, а также за разжигание ненависти и пропаганду истребления украинцев. Большинство их репортажей и постов в онлайн-социальных сетях скоординированы по теме и времени публикации - явный признак их принадлежности к армии. В большинстве своих “репортажей” они стремятся создать образ несокрушимой российской военной силы, вооруженной новейшей техникой, но не занимающейся никаким опустошением, а лишь “освобождающей” людей от “нацистского режима”. Иногда эти видеоролики используются украинскими силами в качестве источника разведданных: было несколько примеров успешных ударов артиллерии и беспилотников, наведенных благодаря репортажам пропагандистов.

Имеются данные об активном участии российских спецподразделений, в основном на Донбассе и в Харьковской области. Эти усилия включают в себя забрасывание украинских военнослужащих листовками с деморализующими сообщениями или воздействие на них акустических устройств дальнего действия, таких как ЗС-88, исполнение гимна СССР или предложений о сдаче. Эффективность таких действий сомнительна. По словам российского солдата, из-за использования система ЗС-88, минимум однажды украинские защитники навели свою артиллерию по российским позициям. Подразделения “психологической помощи” также выпускают фальшивые видеоролики, пытаясь снизить протестные настроения среди российских мусульман и перенаправить их недовольство на украинцев. Большая часть сфабрикованных кадров направлена на то, чтобы убедить зрителей в существовании “украинских нацистов”. Иногда видеоролики или сообщения в социальных сетях демонстрируют фальшивый захват какого-либо города - например, заявление лидера кадыровцев Рамзана Кадырова от 31 мая о якобы установлении Россией “полного контроля над Северодонецком” - для того, чтобы побудить украинских солдат капитулировать.

Несмотря на многочисленные недостатки, российская пропаганда, нацеленная на временно оккупированные территории, может оказаться успешной в среднесрочной перспективе, если сохранится полное отсутствие украинских новостей (особенно по вопросам европейской интеграции, международной поддержки и успехов украинских войск). Это может привести к унынию среди местного населения и снижению готовности продолжать сопротивление. Таким образом, для Киева критически важно найти способ донести объективную информацию до украинцев, живущих в условиях оккупационного режима.