Как мозг создает модель нашего «Я» - исследование

20:07 03 Январь Киев, Украина

Оказывается, один участок мозга имеет ключевое значение для нашей способности формировать и поддерживать свою идентичность, причем как в настоящий момент, так и в размышлении о будущем.

Мы все путешествуем по времени. Каждый день мы получаем новый опыт жизни. Как следствие, формируются бесчисленные новые связи между нейронами мозга, приспосабливающими этот опыт к нашему «Я». Кажется, будто каждый день мы заново собираем самих себя, а точнее – конструкцию своего «Я» во времени, – тогда как клеем, скрепляющим элементы этой конструкции, есть наша память.

Но мы путешествуем не только в физическом времени. Каждый день мы совершаем ментальные поездки в прошлое и будущее. Во время этих путешествий мы вспоминаем, какие были прежде, и представляем, какими будем в будущем.

В новом исследовании, опубликованном в журнале Social Cognitive and Affective Neuroscience, ученые выяснили, какой конкретный участок мозга помогает связать воедино мысли о нашем настоящем и будущем «Я», а его повреждение приводит к нарушению чувства идентичности. Этот участок называется вентромедиальной префронтальной корой (vmPFC) и, похоже, создает модель нашего «Я» и помещает ее в ментальное (субъективное) время. Согласно исследованию, выполняя эту функцию, именно она может быть средоточием нашего самосознания.

Психологи давно заметили, что наш разум обрабатывает информацию о нас самих иначе, чем о чем-либо другом. Так называемый «эффект самосправки» (self-reference effect) заключается в том, что касающаяся себя информация привилегированна и важнее в памяти, если сравнить с остальными воспоминаниями. Воспоминания о себе отличаются от так называемой эпизодической памяти, то есть категории воспоминаний о конкретных событиях и переживаниях, и семантической
памяти – общих знаний о фактах окружающего мира, таких как цвет травы или характеристики времен года.
«Эффект самосправки» – возникновение ощущения «Я» в процессе работы мозга – активно изучают несколько исследовательских групп. Например, в одном из предыдущих исследований ученые использовали метод фМРТ (функциональной магнитно-резонансной томографии), который измеряет кровообращение в разных участках мозга, чтобы идентифицировать его области, которые активируются, когда мы думаем о себе. Это исследование установило, что так называемая медиальная префронтальная кора (mPFC) играет в этом процессе основную роль. Но mPFC отдельно делится на задний (дорсальный) и передний (вентральный) участки, которые во время мышления о себе играют разную роль. Дорсальная отвечает за различение себя и остальных людей и, похоже, является более функциональной, тогда как вентральная больше связана с проработкой эмоций.

В новом исследовании ученые использовали «эффект самосправки», чтобы проанализировать, как люди мыслят о своем настоящем и будущем «Я». Для исследования выбрали семеро добровольцев, которые имели повреждения в участке vmPFC, и сравнили их с контрольной группой из восьми человек, которые имели другие травмы мозга, а также 23 здоровых людей. Сопоставляя эти группы, ученые смогли установить, влияют ли травмы в участке vmPFC на «эффект самосправки». Все участники накануне эксперимента прошли тщательную нейропсихологическую проверку, подтвердившую, что разные когнитивные навыки, в частности язык и кратковременная память, у всех были в пределах нормы. Далее исследователи попросили их использовать прилагательные из списка, чтобы описать себя и одну из знаменитостей в настоящий момент и через 10 лет. Позже их попросили вспомнить эти черты.

Оказалось, что люди из контрольных групп могли вспомнить гораздо больше прилагательных, связанных с собой, чем со знаменитостью, причем как нынешними, так и будущими. Следовательно, «эффект самосправки» распространяется как на настоящее, так и на будущее «Я». Хотя в этих группах были некоторые отличия – люди с черепно-мозговыми травмами, например, были менее способны вспоминать подробности о своем будущем «Я», хотя «эффект самосправки» все же применялся.

Однако участники с повреждениями vmPFC, независимо от временного контекста, практически не смогли упомянуть эту информацию. Припоминание прилагательных, связанных со знаменитостью, тоже у них было затруднено, если сравнить с другими участниками. Кроме того, они были менее уверены, что человек вообще может обладать устойчивыми чертами
характера. Все это указывает на центральную роль vmPFC в формировании и поддержании идентичности.
Эти результаты интересны по нескольким причинам. Во-первых, поражения некоторых участков мозга позволяют ученым понять их нормальные функции. Поражение vmPFC связано с изменением личности, притуплением эмоций и конфабуляциями или ложными воспоминаниями. Хотя кто-то может воспринимать конфабуляцию как умышленное вранье, люди, рассказывающие такие истории, не осознают, что лгут. Их причина кроется в работе механизмов мониторинга и добычи воспоминаний. Во-вторых, это исследование позволяет выяснить, как взаимосвязаны воспоминания, необходимые для поддержания нашего чувства идентичности, зависят от функций vmPFC.

Но как насчет наших прошлых «Я»? Интересно, что в предыдущих исследованиях, в которых людей просили описать себяе в прошлом, mPFC активировалась не больше, чем во время рассмотрения кого-либо другого. Наши прошлые «Я» кажутся нам чужими, будто мы когда-то были другими людьми. Одна из интерпретаций этого заключается в том, что мы не слишком благосклонны к себе в прошлом и используем прошлые воспоминания, прежде всего, для построения позитивного образа себя нынешней. Другими словами, поскольку мы можем распознавать недостатки в своем прошлом, мы склонны дистанцироваться от человека, которым когда-то были.

Следовательно, внимание к настоящему и будущему играет центральную роль в понимании того, как наш мозг формирует нашу нынешнюю идентичность. Префронтальная кора, включающая mPFC, образует нейронную сеть, участвующую в планировании будущего. Эта сеть включает гиппокамп – структуру мозга, которая играет центральную роль в формировании эпизодической памяти и отслеживает моменты как последовательные события во времени. В одном из предыдущих исследований ученые обнаружили, что манипуляция с активностью гиппокампа влияет на воображение и творчество. Отсюда следует, что обеспечивающие память структуры мозга также играют важную роль в восприятии будущего. Хотя мы часто размышляем о памяти как об «архиве» прошлых событий, ученые характеризуют ее скорее как форму воображения.

Важность мышления о будущем воплотилась в мифологической фигуре Прометея, чье имя в переводе с древнегреческого означает «Провидец». Согласно мифу, Прометей слепил людей из глины и даровал им огонь и мастерство. Таким образом, он продемонстрировал силу воображения нового будущего. Хотя среди ученых ведутся споры о том, является ли размышление о будущем исключительно человеческой способностью – например, такие птицы, как западные кустарниковые сойки, по-видимому, предполагают и планируют будущие потребности в пище, – ясно, что рассуждения о будущем сыграло значительную роль в эволюции человека разумного. Планирование будущего, вероятно, явилось толчком для развития речи. Именно язык играет ключевую роль в человеческих взаимодействиях, а vmPFC критически важна для оценки и использования социального контекста. Благодаря новому исследованию мы имеем лучшее представление о том, где в мозгу локализуется эта ключевая способность.