Решалы из "Альфа-Групп": схемы топ-менеджмента компании

15:00 19 июля Киев, Украина

Отдел расследований изучил деятельность топ-менеджмента "Альфа-Групп", в частности компанию А1, которую считают "боевым подразделением" международного консорциума.

На протяжении десятилетий группа менеджеров добивалась побед в различных корпоративных конфликтах, используя при этом не всегда законные инструменты. Сотрудничая с правоохранительными органами и коррумпированными чиновниками, им удавалось получать нужные решения, а при необходимости – открывать дела против конкурентов. Как это работает, мы покажем на конкретных примерах.

Война за «МегаФон»

Одним из ключевых топ-менеджеров Михаила Фридмана, который занимался «решением особых вопросов», является Дмитрий Возианов. Проанализировав его деятельность, можно сделать определенные выводы о методах и инструментах его работы на благо империи «Альфа-Групп». Дмитрий Зимин, один из основателей компании мобильной связи «ВымпелКом», предложил Дмитрию Возианову возможность карьерного роста еще в 2000 году, когда он поставил его во главе компании «Билайн». Но настоящий карьерный прорыв Возианова произошел с полученной им возможностью поучаствовать в его первой «корпоративной войне».

В 2001 году Дмитрий Возианов из «Билайна» перешел в «Альфу» на пост главы департамента корпоративных финансов. Тут Возианов начал реализовывать рейдерские схемы в телекоммуникационном секторе, которые помогли Михаилу Фридману осуществить амбиции по созданию телекоммуникационного гиганта.

Дмитрий Возианов быстро зарекомендовал себя в инвестиционном подразделении «Альфа-Эко», сыграв решающую роль в приобретении ею пакета акций «МегаФона». Сделка стала поворотным моментом в расцветающей карьере Возианова, пробудив в нем аппетит к «особым ситуациям», но также оставив сладко-горькое чувство, когда вознаграждение за его усилия по сделке с «МегаФоном» оказалось менее щедрым, чем он надеялся.

Неожиданно для акционеров сотовой компании «МегаФон» в 2003 году ее блокирующим пакетом завладели конкуренты. «Альфа-Групп» в те годы была совладельцем компании «ВымпелКом», известной под торговой маркой «Билайн». Представители «Альфа-Групп» приобрели компанию «ЦТ-Мобайл», которой принадлежали 25% акций ОАО «МегаФон», руководить фирмой назначили топ-менеджера Дмитрия Возианова. Именно он стал фронтменом конфликта со стороны «Альфа-Групп».

В суде оспаривалась продажа 25% акций ОАО «МегаФон». Утверждалось, что «Альфа-Групп» подкупала свидетелей по делу о спорном пакете акций российского сотового оператора. Судебные слушания проходили на Британских Виргинских островах.

Конфликт сопровождался громкими репутационными скандалами и уголовными делами. По всей видимости, топ-менеджеры «Альфа-Групп» тесно общались либо сотрудничали с представителями правоохранительных органов, МВД и ФСБ: вскоре против их конкурентов был открыт ряд уголовных дел с обвинениями в мошенничестве.

В 2004 году московским ГУВД было возбуждено уголовное дело против акционера «МегаФона» Леонида Рожецкина, которого обвинили в «мошенничестве, совершенном организованной группой в особо крупных размерах». Уголовные преследования Рожецкина продолжались вплоть до 2008 года, когда он неожиданно исчез из своего особняка в Юрмале (Латвия). Лишь четыре года спустя, в августе 2012-го, в лесу был найден разложившийся труп мужчины, в кармане которого находилась пластиковая карта на имя Леонида Рожецкина. Данные экспертизы показали, что ДНК найденного тела идентична ДНК Рожецкина.

История с акционерами «МегаФона» продолжается до сих пор. Еще один партнер Рожецкина – Леонид Маевский – в марте 2022 года после долгой череды уголовных дел – получил срок. Мещанский суд Москвы приговорил его к 11 годам колонии строгого режима. Бывший депутат Госдумы от КПРФ и экс-акционер «МегаФона» признан виновным в вымогательстве $37,5 млн у совладельцев «Альфа-Групп».

Возникает  вопрос: за что можно было вымогать почти 40 миллионов долларов? По версии следствия, Маевский в период с 31 октября по 8 ноября 2018 года угрожал рассказать о якобы мошеннических действиях и возможной причастности к исчезновению и убийству сооснователя «МегаФона» Леонида Рожецкина. Волне возможно, что именно Маевский помог в совершении сомнительной сделки между Леонидом Рожецкиным и представителями «Альфа-Групп» по покупке 25% компании «МегаФона». Таким образом, владея неким компроматом на представителей «Альфа-Групп» и их «боевого подразделения» А1, он требовал деньги за то, чтобы не раскрывать эту информацию.

Однако топ-менеджеры провели контратаку и развернули ситуацию в свою сторону: экс-депутат был задержан. При этом неизвестно, какие именно доказательства имелись у Маевского и сообщников.

В 2007 году после «корпоративной войны» «Альфа» сохранила за собой 25% акций «МегаФона» и получила компенсацию в размере 2 млрд долларов. Пять лет спустя Фридман продал свою долю компании AF Telecom медийному и телекоммуникационному магнату Алишеру Усманову за 5,2 миллиарда долларов. Возианов получил бонус в размере 30 миллионов долларов за помощь «Альфе» в приобретении и сохранении своей доли, но, по словам наших собеседников, сумма его разочаровала: Возианов рассчитывал на большее.

Топ-менеджеры коллекторы?

Согласно источникам Intelligence Online, Дмитрий Возианов оказывал услуги олигархам, находящимся под санкциями США, а позже переключился на управление группой небольших консалтинговых фирм в Москве — AXIOMA и «Группа А» — с помощью узкой группы консультантов, в основном ветеранов А1. Хотя в тот момент у него больше не было формальной роли в «Альфе», Возианов по-прежнему использует навыки, которые он приобрел, работая на Фридмана, помогая в поглощении компаний, а также развивая свой опыт в судебном сопровождении компаний, оказавшихся в «особых ситуациях».

Отдельное внимание следует уделить компании А1. Это инвестиционный субхолдинг консорциума «Альфа-Групп». После успешного кейса с «МегаФоном» в А1 начало развиваться целое «направление», которое занималось оказанием сомнительных услуг в различных корпоративных конфликтах. Безусловно, работая в такой сфере, топ-менеджеры А1 могут находиться в тесном контакте с ФСБ и МВД России, иметь ресурсы, связанные с официальными российскими органами. В то время Возианов был одним из четырех ключевых менеджеров А1, которых председатель дочерней компании Михаил Хабаров называл «белыми рыцарями», несмотря на то, что в других кругах они считались «корпоративными рейдерами».

«Общая численность сотрудников А1 около 100 человек. Четверо ключевых управляющих — директора инвестиционного блока: Александр Бабиков, Александр Каплан, Дмитрий Возианов и Андрей Вон. Каждый из них — это менеджер-предприниматель, который явно работает не за зарплату, и ему в таком формате интересно быть партнером с группой», – говорит президент А1 Михаил Хабаров.

В 2010-х Возианов применил свой опыт в нескольких крупных гражданских делах, включая охоту за активами российских банков для Российского агентства по страхованию вкладов (АСВ) и олигарху Магомедову, руководителю группы «Сумма». Но действительно громким делом стало его сотрудничество с ирландским банком IBRC, который фактически пригласил А1 поработать на него в качестве коллектора, помочь взыскать с миллиардера Куинна его российские активы без каких-либо конкурсов или тендеров на такие услуги.

В 2008 году Шон Куинн считался самым богатым человеком в Ирландии с состоянием в $6 миллиардов. В апреле 2013-го компания А1 вступила в корпоративный конфликт между компанией ирландского миллиардера Quinn Group и банком IBRC, являвшимся его кредитором. Чтобы строить в РФ и в Украине, Quinn Group взяла в кредит 2,8 млрд евро, но из-за мирового финансового кризиса долги не вернула.

Ирландский банк IBRC и A1 образовали совместное предприятие для взыскания долгов. В результате стоимость выведенных активов сегодня оценивается в 500 миллионов долларов США. Топ-менеджеры планировали, что недвижимость, полученная в ходе судебных разбирательств, будет продана, а они получат 25–30% от того, что удастся продать, остальные средства получит банк IBRC.  Эти дела  принесли ему признание в Лондоне и превратили его в ведущего судебного исполнителя в «Лондонграде». Но и после этого Дмитрий Возианов остался верен сооснователю «Альфы» Михаилу Фридману, который дал ему первый большой шанс в карьере. В 2017-м и 2018 годах Возианов был тесно связан с приобретением Фридманом испанского ритейлера DIA через холдинг LetterOne Holdings (L1).

Выбивали деньги «Молотом»

Успешность работы компании А1 по «ирландскому кейсу» оценить очень сложно из-за отсутствия информации, в свободном доступе можно найти лишь презентацию этого проекта. Однако, если проследить за дальнейшей деятельностью топ-менеджеров, приближенных к «Альфа-Групп», станет понятно, что ниша корпоративных конфликтов оказалась достаточно перспективной. Одна из таких историй произошла с Внешпромбанком. В 2016 году Центральный банк России отозвал лицензию у Внешпромбанка, его признали банкротом. В банк была введена временная администрация российского Агентства страхования вкладов.

В конце августа 2016 года Агентство страхования вкладов приняло решение о том, что с неким ООО «Молот» будет заключен договор для представления интересов Внешпромбанка за пределами Российской Федерации. Кроме того, «Молот» будет заниматься поиском и возвращением активов Внешпромбанка и его бенефициаров за пределами России. Срок действия контракта – один год, услуги компании составляют $200 000. Кроме того, «Молот» может получить 10% от возвращенной суммы. Внешпромбанк на момент отзыва у него лицензии входил в топ-40, регулятор оценил «дыру» в капитале банка в 188 млрд рублей.

На первый взгляд, выбор «Молота» в качестве подрядчика может вызвать вопросы: компания создана в 2016 году и на рынке мало известна. Однако, как выясняется, это давно спаянная команда выходцев из «Альфа-Эко» и А1. Управляющий директор «Молота» – Константин Тетерин тогда заявлял, что «в мою команду вошли представители компании А1 Зураб Евлоев, Дмитрий Возианов, Игорь Лахно и Георгий Азаров. В этом составе, работая в А1, команда реализовала 50 проектов с общей прибылью более $6 миллиардов».

Установить реквизиты компании ООО «Молот» не удается из-за распространенности названия в Российской Федерации. Однако можно сказать, что компания была создана в 2015–2016 годах с целью ориентирования на западный рынок. Также на сайте компании было указано, что она находится по одному адресу с другой компанией, которая аффилирована с А1, – «Группа А». Как оказалось, «Группа А» была создана в феврале 2014 года все теми же бывшими топ-менеджерами консорциума «Альфа-Групп» Игорем Барановским и Дмитрием Возиановым.

После ухода Возианова из компании в 2015 году посредническая деятельность по сохранению активов для «Альфы» вдохновила его на создание «Группы А» с Игорем Барановским. Игорь Олегович родился в ГДР в 1959 году. Бывший исполнительный директор «Альфа-Эко». Давний деловой партнер Возианова и совладелец «Группы А». Как и Возианов, Игорь Барановский имел долгую карьеру в «Альфе», продвигаясь по карьерной лестнице в «Альфа-Эко» и А1, где он был вице-президентом по исполнительным, юридическим вопросам и связям со СМИ на момент приобретения «МегаФона» в 2003 году. Также он руководил рядом сложных проектов, включая приобретение «ВымпелКома», успешное участие в тендере на модернизацию аэропорта Шереметьево и ряд других инвестиционных и реструктуризационных проектов «Альфы». Прежде чем начать свою карьеру в качестве «судебного стрелка», Барановский начинал как криминальный репортер в «Московских новостях», а затем занялся связями с общественностью в ныне несуществующем Юникомбанке. Барановский также какое-то время занимал пост вице-председателя «Росинвестнефть».

Российский единый государственный реестр юридических лиц показывает как минимум три юридических лица с похожими данными и реквизитами: ООО «ГРУППА А СПЕЦИАЛЬНЫЕ СИТУАЦИИ» (ИНН 7717289886), ООО «ГРУППА А» (ИНН 7717776720) и ООО «ГРУППА А ЦЕНТР» (ИНН 9717048362). Примечательно, что директор и учредитель всех трех юридических лиц Шевченко Юрий Дмитриевич также был и директором, а затем председателем ликвидационной комиссии ОАО «ЦТ-Мобайл», о котором мы упоминали в контексте конфликта с «МегаФоном». «Группа А», возглавляемая Дмитрием Возиановым и Игорем Барановским, была основана в мае 2015 года именно Юрием Шевченко, который по-прежнему возглавляет московскую фирму по комплексному судебно-финансовому разрешению конфликтов, чьи услуги аналогичны тем, которые Возианов разработал в «Альфе». «Группа А» имеет и другие связи с «Альфой», включая Леонида Котыченко, главу отдела информационных технологий в Altimo и создателя веб-сайта «Группы А».

В марте 2017 года также сообщалось, что ООО «Молот» была предложена представителями Агентства страхования вкладов России как компания, которая готова была заняться розыском зарубежных активов другого банка – Мастер-банк, а он был признан банкротом в 2014 году.

Получается, что государственное Агентство страхования вкладов предлагает вкладчикам лопнувших банков безальтернативное сотрудничество с компанией «Молот», которая тесно связана с вышеупомянутой «Группой А». Этот факт может свидетельствовать о том, что представители топ-менеджмента «Альфа-Групп» имеют тесные связи не только с правоохранителями, но и с чиновниками, и должностными лицами АСВ. Это, в свою очередь, позволяет им активно продвигать свой бизнес по работе с проблемными активами или задолженностями.

Хотя Возианов официально больше не работает в «Альфе», интересы которой он отстаивал почти тайно, он по-прежнему имеет косвенные контакты с ключевыми людьми в компании, в том числе с Андреем Элинсоном, ныне заместителем директора А1. Как и в случае с позитивным нарративом Хабарова, Элинсон утверждает, что А1 — это своего рода Робин Гуд, который берет у богатых, чтобы отдать бедным…

До прихода в топ-менеджмент инвестиционного направления в марте 2018 года Элинсон возглавлял Дирекцию по управлению активами «Альфа-Групп» и входил в наблюдательный совет консорциума. Ранее он был заместителем генерального директора компании Олега Дерипаски «Базовый элемент». Ранее в управлении аэропортами Элинсон некоторое время работал в Deloitte CIS, а также является главой управления активами в CTF Consultancy, членом Экспертного совета при правительстве Российской Федерации и членом правления люксембургской ABH Holdings.

Еще один «консультант» А1 Дмитрий Черненко несколько раз давал показания в судебных делах в Лондоне в качестве свидетеля Российского агентства по страхованию вкладов (АСВ). В первую очередь речь идет об охоте за предположительно украденными активами Внешпромбанка. В 2020 году Высокий суд Лондона пожаловался на то, что «привычная» роль A1, по-видимому, выходит «намного за рамки роли обычного спонсора судебного разбирательства», поскольку он зашел так далеко, что «управляет разбирательствами Внешпромбанка от своего имени». Черненко, юрист и консультант команды А1, также поддержал банк ВТБ в аналогичном деле против Александра Катунина. Его показания под присягой привели к тому, что банк заморозил активы бизнесмена. В 2016 году Черненко также поделился своим опытом с Высоким судом Лондона в деле, возбужденном Банком Москвы, который в том же году был поглощен банком ВТБ.

Подконтрольная «Альфа-Групп» компания А1 отличается весьма жестким и нечистоплотным подходом к бизнесу. Использование правоохранительных органов для достижения собственных целей, предоставление заведомо неправдивой информации, чтобы с помощью заказных уголовных дел получить контроль над предприятиями. А также давление на более крупных кредиторов, чтобы навязать им свои условия и свой чрезмерно жесткий подход к должникам. И вот эти технологии Михаил Хабаров теперь внедряет и в госбанке «Траст».

Эти «технологии» бывший директор А1 продолжает реализовывать и сейчас, занимая должность главного исполнительного директора государственного банка «Траст». Вот, к примеру, «Атоммашкомплекс УЭХК» достигает мирового соглашения с кредиторами, чтобы остановить процедуру банкротства. Но «Траст» подает новый иск о банкротстве. Причем долг предприятия перед ним составляет всего около 69 млн рублей из целого миллиарда всей конкурсной массы. Все мировое соглашение насмарку, зато «Траст» получит свое.

Или вот какой избирательный подход – девелопер «Богданиха-Лэнд» договорился с банком о реструктуризации своего кредита в 4,3 млрд рублей, дефолт по которому произошел в январе 2018 года. При этом в ситуации с автомобильным холдингом «Гема» «Траст» сразу подал иск о банкротстве, что удивило даже Арбитражный суд Москвы настолько, что он отказал в принятии иска. Зато финансовый результат у деятельности этого рвача превосходный! Например, 30% Московского шинного завода достались A1 за 20 миллионов долларов, а на продажу были выставлены уже за 120 миллионов. В случае с холдингом «Амтел» A1 удалось выручить от продажи актива порядка 5 млрд рублей, при том что долги компании перед Альфа-Банком составляли всего 1,2 миллиарда.