Эффект Bayraktar: российско-украинское противостояние выходит на новый уровень

20:18 01 ноября Киев, Украина

Боевые действия на Донбассе после активной фазы 2014-2015 годов все чаще называют конфликтом низкой интенсивности. Несмотря на это определение, обстрелы со стороны боевиков РФ не прекращаются, гибнут украинские военные и гражданские.

Потенциальная эскалация конфликта, по мнению обозревателей, была вызвана, в частности, активными действиями украинских властей в отношении Виктора Медведчука, против которого выдвинули серьезные обвинения, лишили медийного влияния и пространства для политического маневра. Санкции против откровенно пророссийского лагеря в Украине и на Западе восприняли положительно. 

Политические дивиденды внутри страны, однако, обернулись внешними угрозами. На прессинг на Медведчука РФ отреагировала асимметрично. Параллельно Москва решала свои геополитические задачи и таким образом добилась встречи Владимира Путина с президентом США Джозефом Байденом в Швейцарии, чтобы среди других тем разговаривать с ним и об Украине, а не с Зеленским. 

Москва решила ждать смены власти в Украине, так сказать, пересидеть Зеленского и разговаривать с кем-то уступчивее.

Конечно, просто ждать, сложа руки, РФ не будет, а потому традиционно дестабилизирует ситуацию в Украине разными способами. На линии фронта усиливает обстрелы, на дипломатическом треке призывает Киев соблюдать Минские соглашения и сама торпедирует их на заседаниях ТКГ. В частности, настаивает на замене члена переговорной группы Галины Третьяковой на... Медведчука. На оккупированных территориях Донбасса «активисты» блокируют работу миссии ОБСЕ, изолируя ее в гостиницах и требуя немедленного освобождения взятого в плен российского офицера Андрея Косяка из «6 отдельного мотострелкового казачьего полка имени атамана Матвея Платова народной милиции ЛНР районе разведения войск.

А какой был визг, когда Главнокомандующий ВСУ генерал-лейтенант Валерий Залужный разрешил открывать ответный огонь без согласования с высшим командованием и выразил желание проехать на танке по Москве. И если второе – из области желаний, то первое – настоятельная потребность, ведь запрет отвечать агрессору подвергает воинов опасности и демотивирует их. При этом усугубляется сотрудничество с иностранными партнерами. 

Украинская армия готовится к действиям не только в обороне, но и в наступлении, в частности, в урбанизированной местности. Продемонстрированные на параде ко Дню Независимости турецкие ударные беспилотники «Bayraktar» недавно были впервые применены против боевиков, которые обстреливали украинские позиции из гаубиц, убив нашего воина.

Чтобы заставить их замолчать, в небо подняли беспилотники, использование которых оказало прежде психологический эффект, ведь теперь боевики РФ подумают, стоит ли выдвигать артиллерию, если с неба прилетит «подарок». Впрочем, на фоне почти общего увлечения результатом работы «Bayraktarа» нашлось место и классической украинской «измене». Мол, почему не сбросили более мощный боеприпас, почему не уничтожили всю батарею кафиров, почему вообще их не «перемолотили», а только испугали и позволили разбежаться. Но такой «гуманизм» ВСУ оправдан. Исчерпав дипломатические механизмы, украинская сторона дала добро на Bayraktar, который не пересекал линии столкновения и, кстати, не запрещен Минском.

Ужесточение напряжения на Донбассе вызвало обеспокоенность членов «Норманди». С ответными заявлениями выступили МИД Германии и Франции, призвав стороны конфликта к деэскалации. Им ответили и глава нашего внешнеполитического ведомства Дмитрий Кулеба, и посол в Берлине Андрей Мельник. Последний в комментарии изданию Bild призвал "правительство Германии вместо того, чтобы выражать беспокойство по поводу драматической ситуации на оккупированных территориях, удвоить свои усилия как посредника, чтобы созвать Нормандский саммит в Берлине, как было согласовано, и поставить Москву на место".

Высказался и президент Зеленский, подчеркнув, что украинская армия не наступает, а только отвечает и дальше будет действовать по этому принципу, защищая свою землю.

Укрепление обороноспособности Украины и углубление сотрудничества с НАТО вызывает «вой на болотах», а гипотетическое размещение военных баз, учебных центров в Мариуполе или ракет под Харьковом побуждает РФ задуматься, что у ее границ может появиться структура отнюдь не оборонительного характера. Первым асимметричным ответом Москвы на «Bayraktarы» стал запрет на экспорт мандаринов одной из турецких компаний, в которых вдруг обнаружили пестициды.

В таких условиях вряд ли стоит говорить даже о встрече министров иностранных дел, не говоря уже о лидерах «нормандской четверки». Следовательно, дальше обстрелы, политическое давление, экономический шантаж и курс на истощение противника.