Война в Украине: россия начала набирать «пушечное мясо» в СИЗО

20:26 18 августа Киев, Украина

На войну против Украины вербуют уже не только заключенных из колоний строгого режима, но и подозреваемых и обвиняемых, содержащихся в российских следственных изоляторах. 
 
Об этом сообщила в соцсетях правозащитница и глава фонда «Русь сидящая» Ольга Романова.
«Ну что. Начали вербовать в СИЗО. Пока есть подробности по Подмосковью: СИЗО Серпухов, Коломна и т. д. Но я думаю, везде началось», — написала правозащитница.
По ее сведениям, агитируют подозреваемых и обвиняемых в том числе по нетяжким статьям, таким как кража. На время нахождения в Украине производство по уголовному делу приостанавливается.

Озвученную Романовой информацию подтвердил основатель «Гулагу.нет» Владимир Осечкин. Он указал, что на их горячую линию поступают сообщения из разных изоляторов россии: из Москвы, Подмосковья, Санкт-Петербурга, Рязани, Твери, Брянска. При этом в брянском СИЗО-1 несколько человек подали заявление на участие в войне, не дожидаясь приговора. Одному из них просьбу уже удовлетворили. Он уехал в Украину, а приговор ему изменили.

По данным фонда «Русь сидящая», за время войны в Украине на фронт удалось заманить не менее 1500 осужденных, преимущественно за разбой и убийство. Им пообещали 200 тысяч рублей в месяц, выплату больничных за ранение, «гробовых» в случае гибели и помилование президента через полгода на фронте.

Главный критерий при выборе кандидатов — физическая подготовка, а также отсутствие судимости за сексуальное насилие и наркотики. В ходе отбора человека проверяют на полиграфе, чтобы узнать о его отношении к действующему политическому режиму и не собирается ли он сбежать.

В интервью Deutsche Welle Ольга Романова рассказывала, что в Украине российских заключенных бросают в бой первыми, а впервые они приняли непосредственное участие в войне 12 июля под Луганском.
«Бои продолжаются, люди гибнут, денег не выплачивают. У нас есть данные об одной выплате в 30 тысяч рублей и о второй выплате в 100 тысяч рублей. Никаких 200–400 тысяч нет», — сказала она, отметив, что с такими жалобами к правозащитникам обращаются сами осужденные и их родственники.