Младший партнер большого Китая

10:48 29 Апрель Киев, Украина

Такой желанный Кремлем союз с Китаем, в долгосрочной перспективе не принесет России ничего, кроме потерь. Путин и Ко сознательно идут на ситуативный союз с Китаем не считая долгосрочные перспективы такой «дружбы».
По данным российской таможенной статистики, до 85% в российском экспорте в Китай приходится на минеральное топливо, лес, морепродукты, руду, шлак и золу. Российский экспорт машин и оборудования составляет лишь около 3%. Зато в российском импорте из Китая фигурируют сложные станки и механизмы, котлы и реакторы материалы, телефоны, компьютеры и другие приборы промышленного и бытового назначения, автомобили, оптика и измерительная аппаратура. Совокупная доля этих товаров с высокой добавленной стоимостью в российском импорте превышает те же 85%. Российско-китайский товарооборот колеблется на отметке 100 млрд долларов, а его структура, по сути, мало отличается от структуры товарооборота России и ЕС.
По официальным российским данным к пандемии, количество граждан Китая, которые в каждый конкретный момент легально находятся в России не в туристических целях, то есть трудовых мигрантов, не превышает 500 000 человек. Неофициальные экспертные оценки дают несколько иные цифры: 2,5 миллиона легальных трудовых мигрантов и около 2 миллионов нелегальных.
Такое значительное расхождение официальных данных и неофициальных оценок, возможно, указывает на то, что российские власти не очень интересуется вопросами китайской трудовой миграции. Хотя могли бы и позаботиться, ведь китайские трудовые мигранты в основном концентрируются на российском Дальнем Востоке, население которого не превышает 6000000 человек. С неофициальной статистики следует, что практически каждый второй житель российского Дальнего Востока сегодня - китаец.
 
восток природа
Следует также отметить, занятых в торговле, промышленности, сельском хозяйстве и производстве услуг китайские трудовые мигранты давно уже стали практически незаменимы для хозяйственной жизни дальневосточных российских регионов, но при этом мало контактируют с местными хозяйствующими субъектами, предпочитая основывать собственные фирмы. Чья, на первый взгляд, свободная деятельность, как говорят, контролируется властями приграничных китайских провинций, где проживает не менее 200 000 000 человек.
Долгосрочное экономическое сотрудничество с Китаем, тон в котором задают такие аффилированные с правительством России гиганты, как «Газпром» и «Роснефть», также дает повод для некоторых вопросов. Прежде всего, они возникают в связи с гигантским контрактом на поставку российского газа в Китай, заключенного «Газпромом» с Китайской нефтегазовой корпорацией в мае 2014 года.
Согласно этому контракту, «Газпром» будет ежегодно поставлять в Китай 38 млрд кубометров газа. Примерно столько же газа «Газпром» реализует на рынках Европы. Российский газ в Китай должен поступать с нового Чаяндинское месторождения в Ленском районе Якутии по газопроводу мощностью в те же 38 млрд кубометров и протяженностью 2158 км., Который строится с 2016 года. Конечная точка маршрута газопровода - город Благовещенск Амурской области. Оттуда газ будет доставляться в приграничный китайский город Хэйхэ по трубе, проложенной в тоннеле под дном Амура. Срок действия контракта - 30 лет, сумма контракта - 400 млрд долларов. Нетрудно понять, что Китай станет монопольным покупателем газа будет поступать по новому газопроводу.
Направления и формы российско-китайского экономического сотрудничества указывают на стремительное превращение России в сырьевой придаток Китая. Россия, что вытесняется с сырьевых рынков других стран, оказалась в незавидном положении. И она рада будет продать любую свою сырье Китая, который, имея по большинству позиций альтернативные источники его получения, вполне способен жестко диктовать ей свои условия сделок.
В рамках той же логики Россия не может отказаться от использования китайских трудовых мигрантов и вынуждена закрывать глаза на их присутствие и поведение, что, конечно, чревато ростом недовольства местного населения.
Уже в ближайшей перспективе масштабы «дружественного проникновение» Китая в дальневосточные российские регионы будут определяться им самим в минимальной зависимости от мнения России. Китайцы народ осторожный, поэтому вряд ли у них есть намерения осуществить «дружественное поглощение» этих регионов. Поглощение территории соседнего государства, тем более такой запущенной, - дело рискованное и затратное, а китайцы риска не любят.
Другое дело, что, окончательно став сырьевым придатком Китая, Россия может рано или поздно превратиться и в его младшего политического партнера, который будет вынужден оглядываться на старшего при принятии ключевых внешнеполитических решений.
Или привыкнет Россия с ее ужасной сверхъестественной высокомерием к роли младшего партнера Китая, сказать трудно.