Бункерная власть

09:35 29 Март Киев, Украина

«Самоизоляция» - это состояние вынужденного, но, как бы, добровольного заточения, которое введено на время пандемии коронавируса. Для граждан - это изменены отношения с реальностью, на которую миллионы людей вынуждены смотреть только через окно или монитор компьютера. Государственный институт имени Пушкина объявил «самоизоляцию» одним из главных слов 2020 года. Если бы похож конкурс проводился среди мемов, то одним из главных наверное оказался бы мем «Путин в бункере». Он тоже очень доходчиво описывает ситуацию в стране и определенным образом тоже о самоизоляцию - только конкретного человека - президента России. И не только о самоизоляцию от коронавируса. Но и в целом от окружающей реальности, страны и ее проблем. Только это уже не «самоизоляция», а «анахоретства» - психопатологический симптом, характеризующийся уединением, уходом от контактов с окружающими и избеганием общественной деятельности.
Первые шутки о том, что Путин безвылазно сидит в одном и том же помещении, появились в апреле прошлого года, после пасхального обращения президента РФ. Детали интерьера помещения, где было записано обращение, совпадали с отделкой помещения, где президент в последние несколько недель обычно проводил совещания по видеосвязи. А к тому же люди обратили внимание на одинаковые костюмы и галстуки президента в его видеообращение.
Шутки в духе «если тебя взяли в заложники, моргни глазами», видимо, прозвучали настолько недобро для Кремля, пресс-секретарь Путина был вынужден на полном серьезе опровергать их в специальном интервью, настаивая, что президент вовсе не в бункере, а в своей рабочей резиденции в подмосковном Ново-Огарево. И что там он и встречается с людьми из внешнего мира, но только с людьми «в той или иной степени проверенными» не только спецслужбами, но и двумя неделями очень строгого карантина. А с проверенными менее тщательно - только по видеосвязи.
Потом выясняется, что и Ново-Огарево все может быть очень непросто. Фото и видеосъемка Путина, подписанное «Ново-Огарево» и с интерьером «Ново-Огарево», появляется на официальном кремлевском сайте тогда, когда президентский самолет почему-то вылетает из Сочи! В Сочи же летают его гости, которых потом подписывают титром «Ново-Огарево», в Сочи же сидят на карантине журналисты, снимающие Путина в «Ново-Огарево». То есть бункера нет, но есть глобальное и вездесущий «Ново-Огарево»! И «пожизненный» президент всегда работает там, где бы он ни находился. А где именно он находится - знают только «в той или иной степени проверенные» люди, которых другие проверенные люди отвезут куда надо, а другим это знание ни к чему ...
 

Президент будто не там или здесь, а сразу - и там, и здесь. Или вообще везде: реальность не только изменилась, но и заодно умножились.

Это звучит тем более странно, что смысл такого представления - то театра, а то цирка - не вполне понятен. Зачем Кремлю нужно транслировать во внешний мир, что Путин не где-нибудь, а именно в «Ново-Огарево» ?! Зачем держать президента почти прикованным к этому креслу за этим столом, как раба на галерах? Чем морская сочинская дача хуже лесной подмосковной, если обе они - рабочие резиденции президента? Похоже, что и в 20-х годах третьего тысячелетия году в Кремле помнят характерные стихи 1930-1940-х годов, таких как: «Спит Москва. В ночной столице / В этот поздний звездный час / Только Сталину не спится - / Сталин думает о нас ».
Всегда на посту, и не где-нибудь, а в Москве, в центре событий. Вечно погруженный в мысли и заботы о стране, но при этом неутомим. Видимо, в окружении Путина есть люди, которые считают, что именно так, в духе 1930 х, должен выглядеть эффективный лидер современности, на пике второй или третьей волны коронавируса, когда чуть ли не каждый день ставит новые трагические рекорды по количеству больных или умерших. На боевом посту обороны Москвы, а не на море, которое ассоциируется с отпуском - тем более что мало кто в прошлогодней России смог позволить себе отпуск на море, пусть даже на Черном.
У российского общества сегодня является куда более конкретные запросы и ожидания от власти, чем нахождение в рабочее время в рабочем интерьере. И титр «Ново-Огарево» на фото и телесъемках вряд ли способен поднять рейтинги одобрения работы президента на новую высоту. Люди хотят быть уверенными в том, что власть адекватно представляет себе реальные проблемы обычных, а не «в той или иной степени проверенных» людей и всю свою энергию посвящает их решению. Эти чувства не рождаются ни от рутины «рабочих встреч», ни от штурмовщине «рабочих поездок». Люди хотят видеть результаты работы президента не в телевизоре, а в своей жизни. А реальных положительных результатов нет! И уж тем более такие чувства не рождаются от размножения «рабочих кабинетов» - от этого рождаются только злые шутки о «заложника в бункере» и «моргание».