История Федора Эрнста - известного исследователя искусства и архитектуры

23:57 22 Декабрь Киев, Украина

О Фёдоре Эрнсте можно снять приключенческий фильм с трагическим финалом. Авторитетный искусствовед, спас тысячи украинских памятников, треть жизни находился в ссылке, расстрелян. Однако сценаристу следует подготовиться к проблемам с материалом, потому что личных вещей Федора Эрнста почти не осталось. 

В этом году исполнилось 130 лет со дня рождения Фёдора Эрнста. Его фигура играет важную роль в истории Национального музея истории Украины - МОСТ, поскольку в 1923-1933 годах он руководил художественным отделом Всеукраинского исторического музея имени Тараса Шевченко. Благодаря ему украинские музеи получили тысячи предметов искусства, сотни украинских памятников вернули из России, а мы лучше знаем, как выглядели разрушенные большевиками шедевры архитектуры.

Киев считал интереснее Берлина
                                                                                                           Фото: Глуховская гимназия
Федор Людвигович Эрнст родился в 1891 году в Киеве в семье немецкого колониста. Возможно, его интерес достопримечательностями начался во время учебы в Глуховской гимназии в 1900-1909 годах. Тогда это – престижное учебное заведение, попасть куда было непросто. В гимназии учились будущие художники, историки, археологи, чего стоит один художник Георгий Нарбут.

Глухов ведет свою историю со времен Киевской Руси, был гетманской столицей и театральным центром, там размещалось много древних храмов, а на рубеже XIX и XX веков возводились оригинальные модерновые дома. Удачное место, чтобы заинтересоваться историей и архитектурой.

Впоследствии дядя дал Федору Эрнсту средства на обучение в Берлине. Будущий исследователь избрал кафедру истории искусств тамошнего университета. По воспоминаниям Эрнста, немецкая столица показалась ему не слишком интересной, серой. Через год он перевелся в Киевский университет и продолжил изучать историю искусств у профессора Григория Павлуцкого. На его занятиях кроме теории было много практики: студенты исследовали город во время прогулок, профессор Павлуцкий показывал макеты древних храмов и немало художественных работ.

Первое отличие и первая ссылка
 
 Во время учебы в Киевском университете Федор Эрнст посещал лекции ячейки украинской интеллигенции "Старая громада", активно приобщался к общественной жизни, бывал в музеях. Он познакомился с исследователями Николаем Беляшевским и Данилом Щербаковским, вместе с которыми потом многое работал. Работы Эрнста сразу привлекли внимание: в университете он получил золотую медаль за исследования киевской архитектуры XVII-XVIII веков.

В 1914 году, во время Первой мировой войны, Федора Эрнста сослали в Сибирь как "неблагонадежного", поскольку он был немцем по происхождению. Эрнст вернулся из ссылки в конце 1917 года, и уже в 1918 начал заниматься охраной памятников и наукой. Возобновляет общение с Николаем Беляшевским, который возглавлял немало комиссий по досмотру памятников, в частности, Военного Никольского собора, по реставрации Софийского собора и т.д. Федор Эрнст тоже приобщается к работе этих структур.

Нашел тысячи достопримечательностей для музея
                                                                                                                     Фото: Портрет гетьмана Івана Скоропадського
В 1922 году Федор Эрнст пришел в Первый государственный музей, который в 1924-м стал Всеукраинским историческим музеем имени Тараса Шевченко. Тогда предшественник МОСТ создавал единую структуру с современным Национальным художественным музеем Украины и располагался в здании на улице Грушевского, 6. В музее у Эрнста было немало единомышленников: директором был Николай Беляшевский, а народным и историко-бытовым отделами руководил Данило Щербаковский.

Через год Федор Эрнст, уже известный исследователь искусства и архитектуры, возглавил художественный отдел музея. Один из примеров его деятельности: первоначально в коллекции музея было ориентировочно 200–300 художественных произведений, ученый увеличил их количество до 5 тысяч.

Исследователь ездил в командировки, осматривал большие частные коллекции Богдана и Варвары Ханенко, Оскара Гансена и многих других монастырских собраний. Федор Эрнст способствовал тому, чтобы памятки из этих коллекций попадали в музей. Тогда было сложное время, по сути, приходилось забирать ценности для музея, чтобы их не вывезли в Россию и не продали за границу. Коллекционеры относились к деятельности Эрнста с пониманием. Многие из них, в частности, Оскар Гансен, знали исследователя лично. Эти люди видели интерес Эрнста в сохранении памятников и доверяли ему свои вещи.

Устраивал выставки, собиравшие очереди
 
Первую выставку во Всеукраинском историческом музее Федор Эрнст организовал в 1925 году. Проект был посвящен украинскому портрету и размещался в трех больших залах. Там была представлена не только живопись, но и мебель, оружие, скульптурные бюсты. В экспозиции можно увидеть портреты гетманов, которые Эрнст вернул из России, изображения польской шляхты и российских императоров. Куратор собрал работы известных художников: Ильи Репина, Михаила Врубеля, Александра Мурашко, Георгия Нарбута, Тараса Шевченко и многих других.

За три дня с момента открытия выставки посещаемость музея выросла в десять раз, в прессе и в книге отзывов люди делились положительными впечатлениями. Поскольку коллектив музея был невелик, Федор Эрнст водил экскурсии по выставке в выходные. Портреты гетманов Ивана Мазепы, Богдана Хмельницкого и Ивана Скоропадского, представленные на этой выставке, впервые за несколько десятков лет можно увидеть в ГОРОД.

Портрет Ивана Скоропадского экспонируется без рамы: куратор стремится показать работу такой, какой ее привезли из Ленинграда. Масличные портреты Хмельницкого и Скоропадского, нарисованные в XIX веке, Мазепы – в начале XVIII. Авторы неизвестны, но Елена Кохан предполагает, что эта информация могла потеряться со временем.

В 1926 году Федор Эрнст провел самую масштабную выставку Георгия Нарбута, на которой представили 494 произведения культового украинского графика. Посетители могли ознакомиться с разными периодами творчества художника (петербургский, киевский), а также – с литературой о нем. Эрнст знал Нарбута со времен Глуховской гимназии и помогал ему в организации выставок.

Другая громкая выставка – Тарас Шевченко на фоне его суток, открыта в 1929 году. На выставке можно увидеть шесть картин, которые ныне хранятся в Национальном музее Тараса Шевченко. Многие работы на этой выставке Федор Эрнст вернул из ленинградских и московских антиквариатов. В наследии Эрнста были и выставки украинской живописи, художника Александра Мурашко и не только. Эти проекты собирали немало посетителей, благодаря исследователю сотни культурных ценностей в целом увидели впервые.
 
Возвращал украинские достопримечательности из России
 
В начале 1920-х годов сперва под предлогом помощи голодающим, а затем и по другим причинам большевики изымали культурные ценности для продажи за границу. Собирали лучшие предметы из частных коллекций, подарки императоров и митрополитов монастырям, не гнушались музейными собраниями. Затем создавали антикварные салоны, чтобы дорого продать эти вещи.

Федор Эрнст участвовал в ряде комиссий, в частности, описывал предметы, которые советские власти забирали из Киево-Печерской лавры и других киевских храмов и монастырей. По этим документам было видно, что именно изъяли. Затем Эрнст пытался отследить, где оказались эти вещи, и переписывался с русскими антиквариатами. Многие вещи были потеряны, но часть вернули.

В 1928–1929 годах Федор Эрнст был членом Паритетной комиссии по обмену культурными ценностями между РСФСР и РСФСР. Благодаря его усилиям были спасены упомянутые портреты гетманов и многие другие достопримечательности. Также исследователь должен отбирать ценные вещи для продажи за границу. Вместе с коллегами он пытался отдавать менее важные предметы и сохранять действительно ценное, говоря, что большевики за это ничего не получат. Уже через два года Эрнста исключили из Паритетной комиссии, а в Киев отправили сотрудников из Ленинграда, которые начали отбирать у музеев настоящие драгоценности.

Сохранил уникальный фаянс
                                                                              
                                                                                                                       Фото: Икона
 
Отдельная страница в биографии Эрнста – спасение предметов из Киево-Межигорской фаянсовой фабрики в начале 1920-х. Среди них было немало религиозных предметов, которые сейчас можно увидеть на выставке, в частности, икону, крестик и лампадки.

Большевики в рамках антирелигиозной кампании закрывали и уничтожали монастыри. На территории одного из них располагалась известная в XIX веке фаянсовая фабрика. Федор Эрнст вместе с Данилом Щербаковским вынесли с территории фабрики немало изделий. В середине 30-х годов монастырь был разрушен, а на его территории построили государственные дачи. Мы бы не увидели оригинальные произведения межигорских мастеров, если бы не Эрнст и Щербакивский.
 

Зафиксировал уничтоженное архитектурное лицо Киева
 
                                                                                                  Фото: Киев
Эрнст стал одним из соучредителей Музейного городка на территории Киево-Печерской лавры. Монастырь могли закрыть и уничтожить, но благодаря таким людям как Эрнст его сохранили в виде музея. В начале 1930-х Федор Эрнст предложил подобный проект, чтобы спасти достопримечательности Верхнего города. Речь идет об идее создания заповедника "Киевский акрополь". В него должны были войти Андреевская и Георгиевская церкви, Софийский собор, Михайловский монастырь, Десятинная церковь (восстановление XIX века в византийско-московском стиле). Эрнст предлагал, чтобы на территории Десятинной церкви была создана экспозиция, которая бы рассказывала о древних храмах и их строительстве.

Проект "Киевского акрополя" не воплотили, а Михайловский собор, Десятинную и Георгиевскую церкви большевики уничтожили. Федор Эрнст не смог спасти все достопримечательности, однако благодаря его материалам мы можем восстановить их вид. Исследователь создал один из лучших путеводителей по довоенному городу "Киев. Проводник", в котором собрано немало фотографий. Гиды все еще используют его, чтобы показать уже уничтоженный Киев.

Эрнст многое фотографировал на Подоле, в Верхнем городе, снимал разрушенные впоследствии Михайловский собор, Ирининскую и Трехсвятительскую церкви, Богоявленский и Военный Никольский соборы. Благодаря фотографиям, в том числе Эрнста, в конце 1990-х смогли отстроить Михайловский собор.

Репрессии и забвения
 
В 1925 году Николая Беляшевского отстранили от должности директора Всеукраинского исторического музея, а в 1926 он умер. В 1927 году покончил жизнь самоубийством Даниил Щербаковский. Федор Эрнст терял единомышленников и сталкивался со все более сильным сопротивлением. Советская власть стремилась построить новый мир, где бы не было места прошлому, поэтому отношение к собирателям старины все хуже. Исследователь каждый день ждал ареста и пытался спасти как можно больше достопримечательностей. Эрнст продолжал организовывать выставки, ездил в командировки на Волынь, Подолье, Черниговщину, Черкасщину, писал статьи и отчеты.

В начале 1930-х было сфабриковано абсурдное дело по поводу контрреволюционной деятельности музейных работников. В 1933 году за ней арестовали Фёдора Эрнста и в следующем году приговорили к трем годам исправительных работ на строительстве Беломор-Балтийского канала. Даже в ссылке ученый не покидал музейного дела: он создал Музей истории Беломор-Балтийского канала в городе Повенце, заведовал Музеем строительства канала "Москва-Волга" в городе Дмитрове.

После освобождения Федор Эрнст остался в Казахстане, в частности, возглавил работу по созданию Казахской художественной галереи в Алматы. С него не сняли судимость, а таким людям запрещалось проживать в европейской части СССР. Впоследствии исследователь работал заместителем директора Башкирского государственного художественного музея в Уфе. Символично, что именно туда были эвакуированы ценности из исторического музея во время Второй мировой войны. А Эрнста в 1941 году арестовали в третий раз, якобы немецкого шпиона (опять сыграло решающую роль немецкое происхождение искусствоведа), и 28 октября 1942-го расстреляли. Реабилитировали посмертно.

Восстановление памяти
 
После репрессий о Федоре Эрнсте "забыли". Тамара Эрнст, жена исследователя, в 1947 году обращалась к власти с просьбой узнать, что произошло с ее мужем. Ей ответили, что в 1946 году он скончался от болезни. Уже в 1958 г. во время кампании по реабилитации стало известно, как и когда исследователь погиб на самом деле. Кстати, сама Тамара Эрнст была арестована в 1942 году за якобы "антисоветскую агитацию и пропаганду", ее приговорили к 10 годам тюрьмы, а в 1957 реабилитировали. Впоследствии она написала короткие воспоминания о семи годах жизни с мужем.

Документы, связанные с исследователем, хранились в архивах, но доступ к ним имели только специалисты. Научные работы об Эрнсте начали появляться в конце 1990-х – начале 2000-х годов. Самая фундаментальная из них – издание Сергея Белоконя "В обороне украинского наследия". Семейные воспоминания о Федоре Эрнсте сохранил Николай Беляшевский, внук директора Всеукраинского исторического музея. Поскольку последние десять лет жизни Эрнст был в ссылке, его жену тоже арестовали, а детей у них не было, личных вещей и писем исследователя почти не осталось.

Основной массив памятников, спасенных Федором Эрнстом, хранится в нескольких заведениях: Национальном художественном музее Украины, Национальном музее Тараса Шевченко, Национальном музее украинского народного декоративного искусства, Музее истории города Киева, Киевской картинной галерее, МИСТ. Во времена независимости музейщики восстанавливают информацию об этих достопримечательностях, в том числе о том, что они получены благодаря Федору Эрнсту. Как когда-то этот исследователь спас от небытия тысячи памятников, теперь мы сохраняем для потомков его имя.