COVID-19 в России: Кремль жертвует жизнями ради экономики

18:17 22 Ноябрь Киев, Украина

Недавно в России бушевали ожесточенные споры об истинном количестве жертв коронавируса. Кремль не то чтобы отрицал сложность ситуации в стране с заражениями и прежде всего с количеством умерших от этого недуга.
"Цифры действительно очень плохие", - сказал еще в начале октября Дмитрий Песков, пресс-секретарь президента Владимира Путина.
Тогда ситуация еще была гораздо лучше, чем все, что произошло потом.

Но согласиться с цифрами, которые на днях назвала в анализе британская газета The Financial Times (FT), мол, с начала пандемии по октябрь этого года в России от коронавируса умерло 753 тыс. человек, Песков так просто не хотел и не мог. Так Россия оказывается на печальном втором месте в мире после США, где более чем вдвое больше населения. Песков заявил, что неясно, по каким критериям считала FT. По крайней мере, он не стал бы считать этот анализ первым источником информации.

Издание со своей стороны заявило, что ссылается на данные Росстата, российской государственной службы статистики и сравнивает общие показатели смертности с момента пандемии с «исторической тенденцией».

Это действительно приблизительные подсчеты. Сам Росстат по состоянию на начало октября сообщает, что с начала пандемии от COVID-19 умерли около 462 тыс. человек. Даже опираясь на эти данные, можно прийти к общему с Песковым выводу: «Цифры действительно очень плохие». И за последние несколько недель они
еще ухудшились.
Почти 40 тыс. новых инфицирований и более 1 тыс. умерших от коронавируса в сутки теперь они настолько драматичны, что даже Путин на днях прибег к короткому локдауну. С 28 октября по 7 ноября он объявил так называемые выходные дни. Несколько регионов локдаун продолжили. То, что до этого вообще дошло, более чем стоит внимания, ведь Путин боится локдауна как черт ладана, поэтому он также всячески избегает этого слова и говорит скорее о «нерабочих днях».
«Руководство государства просто боится потерять свою популярность», — говорит в разговоре с Die Welt Сергей Гурьев, к 2019 году первый главный экономист российского происхождения в Европейском банке реконструкции и развития, а ныне профессор элитного парижского Института политических исследований.
Во-первых, это страх потерять популярность. Во-вторых, страх, что локдаун может помешать восстановлению экономики, а она без пандемии годами стоит на глиняных ногах. Поэтому избегают каких-либо дополнительных нагрузок.
«Можно сказать, что Кремль предпочитает экономику, а не жизнь людей», — говорит Гурьев.
Независимо от формулировки, в отличие от многих стран мира, глава Кремля Путин за последний год действительно прибег к локдауну лишь раз — и то ненадолго.

Кроме того отношение россиян к вакцинации очень плохое. Согласно недавнему опросу института исследования общественного мнения Левада-центр, вакцинировано лишь 33% населения, это также совпадает с официальными цифрами. Еще 19% заявили, что готовы вакцинироваться. Но 45% от прививки решительно отказываются.

Это стоит внимания уже потому, что в прошлом году Россия хвасталась первой в мире вакциной от коронавируса — «Спутником V». Но это оказалось контрпродуктивным, объясняет в подробном анализе Алексей Левинсон, социолог из Левада-центра: "В глазах населения вакцина "Спутник" оказалась не спасительным медицинским препаратом, а инструментом пропаганды". К российской вакцине относятся скептически. Проявляется отсутствие доверия к власти.

Поэтому на помощь населения в борьбе с пандемией Путин опираться не может. Он может только надеяться, что она досрочно не станет еще экономической проблемой. Их у него и так хватает. Две из них превосходят все остальные: сейчас это инфляция, которая достигла более 8%, как подчеркивает экономист Николаев, а в целом, по словам Гурьева, это и плохой инвестиционный климат.