Избыточная смертность. Часть 2

11:13 20 Январь Киев, Украина

Поражает болезненная самоуверенность Кремля в собственной способности и «безгрешности»! Официальная точка зрения на ситуацию с COVID-19, многократно повторенная Владимиром Путиным и растиражирована его карманными агитаторами, остается полной неадекватного самодовольства. И это при всех ее недостатках и проблемах! Узнав о начале пандемии, российские власти якобы затормозили «пришествие» коронавируса, тщательно подготовилась дать отпор опасной болезни, затем защитили от нее народ самоизоляцией и, наконец, как будто быстро победила беду. А теперь, когда беда-то вернулась, уверенно препятствует новому ее наступлению. С самого начала и по сей день у России все получается лучше, чем «у партнеров».

К сожалению для России, в этой декламации нет ни слова правды. Россия была и остается одной из наиболее пострадавших в мире стран, уступая по масштабам потерь от эпидемии только нескольким латиноамериканским государствам.

Формальная официальная статистика жертв COVID-19 очень ненадежна. Поэтому реальным их показателем является так называемая избыточная смертность. Этот показатель определяется как увеличение общей смертности по сравнению с прошлым аналогичным периодом.

Отчеты Росстата всегда сильно запаздывают, особенно теперь. Поэтому избыточную смертность за девять «ковидних» месяцев 2020 можно пока определить только приблизительно. По оценкам демографа Алексея Ракши, она составляет около 300 тыс. Судя по отрывочным сведениям, которые, прорывая поставленые заслоны, приходят из регионов, почти все эти избыточные смерти связаны с ковидом.

По сравнению с аналогичными показателями других стран, Россия выглядит плохо или даже совсем плохо. На тысячу жителей избыточная смертность в России в 2020-м вдвое больше, чем в особенно пострадавших регионах США; в два с половиной раза больше, чем в Швеции, которая какое-то время гордилась своим пренебрежением к заразе; в семь раз больше, чем в Германии (для всех этих стран оценки тоже приблизительные).

300 твсяч жертв означают, что за апрель-декабрь 2020-го смертность в России по сравнению с теми же месяцами 2019-го выросла в 1,23 раза. А в ноябре, самом тяжелом месяца из всех, с его 75-80 тысячами избыточных смертей - в 1,55 раза. Это в среднем. В отдельных регионах страны ситуация существенно хуже. Не говоря о том, что эпидемия вовсе не иссякла и до сих пор. Признать государственную борьбу с эпидемией неадекватной - значит просто признать очевидный факт.

Для противостояния эпидемии нужно хотя бы знать, что происходит. Но руководство Кремля до сих пор так толком и не наладило сбор информации о ходе эпидемии в стране даже для себя.

Ежедневные рапорты Роспотребнадзора о количестве выявленных заболеваний ковид чаще всего вообще не связаны с действительностью. А его же статистика смертности, которая публикуется «для народа» на сайте «Стопкоронавирус.рф» (около 55 тыс. сначала эпидемии), даже близко не является достоверной.

Росстат, опаздывая приблизительно на пару месяцев, сообщает о вдвое большем количестве умерших непосредственно от ковида или «с ковидом». Но и этим сообщениям веры может быть ровно столько же, сколько и другим его рапортам о причинах смертей в России, которые с 2012 года подгоняются под контрольные цифры «майских указов». До сих пор почти не фальсифицировалось только общая смертность. Если ради сокрытия последствий эпидемии возьмутся и за нее, то о реальных жертвах можно будет только гадать.

Что касается руководства Кремля, то специально для него адресован закрытый для публики мониторинг МЗ РФ. Он в разы опережает по показателям роспотребнадзоровские отчеты, но при этом явно неполный, поскольку охватывает лишь число умерших на «ковидних» кроватях в стационарах, и основывается на сообщениях из регионов, часть которых сознательно фальсифицирует отчетность.

Внутри «вертикали власти» лгут друг другу уже никак не меньше, чем подданным. Достоверными данными не обладает никто, включая «вождя». Несмотря на значительную смертность в собственных рядах, руководящий класс России ничуть не сплотился и не проникся желанием возглавить собственный народ в борьбе с бедой.

То же самое надо сказать и о правителе, фирменная «крутость и грубость» которого в час опасности куда делись.

Народу России осталось использовать навыки выживания и надеяться на помощь только той, «остаточной» части медицинских структур, которые путинский режим не успел «оптимизировать», депрофессионализировать и коррумпировать.