Фальшивый гамбит

11:52 21 июня Киев, Украина

Практически тотальный разгром внесистемной оппозиции имеет свои последствия. И эти последствия могут быть совершенно неожиданными для власти Кремля. К началу лета репрессивная машина полностью захватила инициативу и наслаждается победой. Внесистемная оппозиция обескровлена, истощена и, на время, отстранена от борьбы на федеральном уровне.

Лидерам оппозиции власть не оставила шансов на продолжение деятельности. Как сказал основатель «Открытки» Михаил Ходорковский: «Не вижу смысла ложиться под танки». И он такой не один. Многие из актива оппозиционных организаций уже уехали из России или собираются отбыть в политическую эмиграцию. Продолжать борьбу под страхом практически неминуемого ареста большинство из них не собирается. Переходить в «подполье» нет никакого смысла. Дело, которое не принесло ощутимого результата даже в «псевдосвободном» режиме из «подполья» обречено на провал.

В разгромленной внесистемной оппозиции больше нет ни полноценных организаций, стратегий и финансовых ресурсов, ни лидеров и сотрудников. Она практически лишена и информационных возможностей - доступа к массовому читателю или зрителю. Подход власти к регулированию интернета в целом и социальных сетей в частности радикально пересматривается. В самое ближайшее время контроль над «нелегальным», а по сути, политически неугодным информационным контентом в интернете будет кардинально усилен.

Роскомнадзор пересматривает всю систему отношений с иностранными IT-компаниями (замедление Twitter, угрозы Google, давление на YouTube и др.), требуя удалять «неправильные» и продвигать «правильные» посты или видео. У надзорного органа также есть все инструменты, чтобы блокировать сайты, отдельные страницы, заставлять снимать публикации и преследовать тех, кто этому сопротивляется. Если добавить сюда поправки о регулировании «просветительской деятельности», однозначно представляет угрозу как для российской науки и образования, так и для любой публичной оппозиционной активности.

Понятно, что никакие репрессивные действия власти не изменят настроения общества в целом. Не снизят уровень недовольства и социальной напряженности. Кризис действующей путинской власти никуда не денется и Россия внезапно не проснется в свободном демократическом будущем. Так не произойдет никогда. Кремль своим болезненно амбициозным имперским правлением довел людей практически до кипения. И этот «пар» обязательно прорвется через тотальные запреты и границы «кровавой гэбни». Когда-то ...

В ситуации, когда Путин практически превратил свою страну в полицейское государство - врага «своим и чужим», единственной формой сопротивления таком правлению может стать не сопротивление, как воздействие на федеральном уровне, а сопротивление на региональном, менее раздражающем для амбициозного Путина, уровне. Региональная протестная деятельность не менее действенная форма сопротивления режиму. Постоянный подрыв легитимности власти губернаторов публичной критикой, а объективные поводы для такой критики «наместники Путина» упорно создают каждый день, в конце концов приведет к полному размытия легитимности самого «императора». И никакие управленческие решения и перестановки, ввиду полного кризиса действующей власти, не помогут «на местах» улучшить жизнь простых людей. Тем самым улучшить их отношение к власти. Нет в «гэбэшном резерве» настоящих действенных управленцев. А брать кого-то из состава той самой оппозиции, даже системной, Путин не будет. Он не сможет позволить себе «дать слабину». Поэтому для антирежимной региональной деятельности «на местах» непаханое поле поводов.

Больше всего, что в ближайшее время на региональном уровне появится много локальных политических проектов. Представители разгромленной внесистемной оппозиции будут искать применение своим уже накопленным политическим навыкам.

«Масла в огонь» поддает и неоднородность и кризис системной оппозиции. Более оппозиционно настроенные активисты системных партий (прежде всего «Яблоко» и КПРФ) уже стали серьезной головной болью для своего партийного руководства. «Яблоко» было вынуждено провести серьезную партийную реформу, чтобы отсечь всех, кто слишком «отклоняется» в сторону внесистемной оппозиции. КПРФ на последнем съезде снизила статус тех «ненадежных», кого власть считает «навальнятами». Часть членов этих партий откровенно недовольна политикой «угодничества к власти» собственного руководства, поэтому охотно поддержат более близкие к себе формы сопротивления режиму.

Однако главным двигателем для массовых акций будут не оппозиционеры и ее отдельные лидеры, а сама власть Кремля. Именно ее ошибки, как правило, играли роль триггеров многотысячных акций в Москве в 2019 году и в Хабаровске в 2020 году. Откровенная ошибка власти с посадкой Навального спровоцировала в январе-феврале 2021 акции сопротивления не только в самой России, но и за ее пределами. Безусловно, эти акции проводились практически при отсутствии действенной координации на центральном уровне, без ярких лидеров движения. Но, как показывает белорусский опыт, стихийным массовым недовольством можно управлять и без лидеров. Тем более, что они обязательно появятся.