2021. Часть 2

10:13 09 Январь Киев, Украина

Подлил перед выборами масла в огонь Росстат, заявивший, что пенсионеры России стали беднее чем раньше. Это шло вразрез с заявлениями Путина о том, что пенсионная реформа только улучшит состояние пенсионеров и никак не помешает их существованию. Такое «безобразие» привело к запрету публикаций Росстата в течение предвыборной кампании.

В отсутствие независимых кандидатов от уничтоженной властью оппозиции, для Кремля появилась реальная угроза усиления КПРФ, как единственного возможного конкурента.

Прогнозировалась даже победа в отдельных регионах кандидатов от КПРФ над кандидатами от партии. Поэтому, не долго думая, за нарушение поданных документов был лишен регистрации один из лидеров КПРФ Павел Грудинин. Возможно, эта мера была даже «сверхдостаточной», потому что по результатам выборов (даже подтасованных) выяснилось, что избиратели не захотели голосовать «за меньшее зло».

Непредсказуемость результатов вынудила Кремль задействовать «новейшие» механизмы искажения результатов. Трехдневное голосование, которое уже было апробировано на поправках к Конституции, предоставило дополнительную возможность массовых подтасовок результатов «честных» выборов. Контролировать течение процесса стало практически невозможно. Если добавить к этому возможность введенного электронного голосования, становится ясно, что надежд на «честные и прозрачные» вообще не было. Да и запуганное властями уголовными делами общество не надеялось на порядочность и справедливость власти, поэтому практически никаких серьезных акций сопротивления «украденным выборам» в России не состоялось. «Единая Россия» «уверенно победила», за что Путин лично поблагодарил главу ЦИК Эли Памфиловой.

Единственными, кто публично не согласился с результатами, были представители КПРФ. В частности, депутат Валерий Рашкин «выводил» в центр Москвы сторонников, но уже в октябре, после откровенного «лосиного основания» в лесу под Саратовом, он был лишен депутатской неприкосновенности.

Власть Кремля осталась «при своих» – у власти. В конце года была надежда на любое сохранение справедливости. Ежегодную Премию Мира от Нобелевского комитета общество предсказывало либо Алексею Навальному, либо Марии Колесниковой, что дало бы определенную «неприкосновенность» этим борцам за свободу и справедливость. Но и здесь, к радости Путина, Европа пошла на компромисс. Премию получил главный редактор "Новой газеты" Дмитрий Муратов. Безусловно, премию он заслужил, «Новая газета» пытается откровенно указывать властям на ее неурядицы, ошибки и даже преступления. Но компромисс – это компромисс. Муратов – не Навальный.

В последние месяцы года власти продолжили наступление на права и свободы, запретив деятельность старейшего российского правозащитного и просветительского центра «Мемориал». Теперь политзаключенные России остались на произвол судьбы с репрессивной машиной Кремля. Центр, к созданию которого одно время присоединился академик Сахаров, был признан «оправдывающим терроризм и несущим депрессию российскому обществу». Лишь 3 года назад Путин лично открывал мемориал жертвам политических репрессий на проспекте Академика Сахарова в Москве и «толкал» проницательную речь о том, как важно «помнить о жертвах репрессий». "Каждому могли быть предъявлены надуманные и абсолютно абсурдные обвинения", - говорил тогда Путин. Но это было три года назад. Теперь, в современной путинской России, эти слова стали «приказом к действию» для силовых структур Кремля.

За «Мемориалом» последовал ОВД-инфо, оказывавший помощь политзаключенным. Эта организация тоже оказалась по закону…

Это далеко не полный список примеров разрушения принципов демократии и социальной справедливости, которыми так наполнен был прошлый 2021 год для России. Он получился довольно мрачным. Коронавирус никуда не делся, люди беднели, чиновники «жирели», «скрепы» шатались, страна еще глубже погрузилась в кризис. А надежды на светлое будущее не оправдались. Невозможно вспомнить хотя бы что-то, что в 2021 году вызвало бы всеобщий подъем простых россиян, русской нации.

Постоянное давление властей, которые весь год пытались отобрать у россиян хоть какие-то остатки прав и свобод, новые репрессивные законы, использование пандемии для создания огромной инфраструктуры для тотального контроля общества, разгром общественных оппозиционных организаций, «драконовская» цензура в Интернете… Все это уже не вызывает удивление, ибо стало вполне обычным признаком современной путинской России.

По итоговым данным исследования аналитиков Gallup International уровень счастья в мире постепенно растет. Но к России это не касается: она очутилась в последней пятерке рейтинга. Удовлетворенность жизнью у россиян стремительно снижается. Сейчас этот показатель находится на минимальном уровне за последние 10 лет.

Становится вполне понятно, почему главной просьбой от россиян к Деду Морозу все чаще последних лет звучит просьба о милосердии…