Кризис перепроизводства – что ждет мир в 2020 году?

17:09 01 Июнь Киев, Украина

Концепция мирового кризиса 2008 повторяется. Разрыв ВВП – разница между низким производственным объемом и потенциально возможным. Рассмотрим эту проблему более детально.

Одна из причин, почему мейнстримные СМИ часто упускают проблему разрыва ВВП, заключается в том, что этот показатель не выглядит особенно важным. Однако сегодня проблема соотношения реального и потенциального ВВП имеет большое значения для понимания того, что на самом деле происходит с мировой экономикой.

Небольшая частота упоминаний этого термина в СМИ также связана с отсутствием консенсуса в этом вопросе. Экономисты "старой" школы (те, которые за стимулирование экономики) менее равнодушны к этой идее, поскольку она помогает оправдывать увеличение госрасходов. К этому стоит добавить невероятную сложность измерения разрыва ВВП в реальном времени.

 

 

Фото: кризис

 

Пока что масштаб экономического спада, вызванного карантином, лишь начинает доходить до массового сознания. Одновременно мы наблюдаем странное нежелание принимать реальные объемы навсегда потерянного капитала даже в кругах вроде бы информированных людей, отвечающих за экономическую политику. В такой ситуации невозможно оценить реальный ущерб, не зная разрыва ВВП.

Но что такое разрыв ВВП?

 

Фото: кризис

 

Если говорить простыми словами, разрыв ВВП измеряет разницу между реальным ВВП и потенциальным, когда экономика работает на пределе своих возможностей. Этот показатель помогает понять, насколько лучше способна работать экономика в любой момент времени, если бы не случилось того или иного снижения спроса, и указывает на избыточные мощности в системе. Всякий раз, когда производство товаров и услуг оказывается ниже потенциально возможного объема, экономисты говорят, что экономика "провисает". Теория гласит, что пока сохраняется разрыв ВВП, стимулирование экономики не приводит к росту инфляции.

В последний раз считалось крутым знать, что такое разрыв ВВП, примерно в 2011 году, когда нобелевский лауреат по экономике Пол Кругман использовал эту концепцию, призывая к дополнительному стимулированию экономики.

Сегодняшний кризис сильно отличается от кризиса 2008 года и один из очевидных факторов — это распространенное (и, возможно, очень ошибочное) убеждение, что снижение экономики будет временным. Это важно, поскольку множество государственных и бизнес-решений в настоящее время определяются представлением, что экономику можно остановить и вновь запустить без долгосрочных последствий.

Такая логика предусматривает, что после снятия карантина экономику ждет V-образный отскок, что, в свою очередь, оправдывает приоритетность спасения жизней граждан, когда речь идет о борьбе с пандемией. Чего эта теория не учитывает, так это объем ущерба, который наносится потенциальному ВВП. Разрыв ВВП мог бы помочь в определении навсегда утраченного объема выпуска.

После 2008 года экономике США потребовалось 10 лет, чтобы наверстать упущенное и избавиться от разрыва ВВП. Вновь сформировавшаяся на графике "ступенька" говорит о том, что Америка начинает все заново, но в куда более экстремальных условиях.

Глобальная картина не намного лучше. Вот здесь – выводы BCA Research, опубликованные на прошлой неделе. На графике сравнивается ожидаемая динамика разных регионов в этом году и 2009-м.Такой же тип мышления, по всей видимости, повлиял и на последний мрачный прогноз МВФ, в котором разрыв мирового ВВП определяется в $9 трлн.

Однако если карантин и другие ограничения сохранятся в течение ближайшей пары лет – как этого все чаще боятся – последствиями будут не только двузначные триллионные убытки, но и уничтожение капитала и потенциального ВВП. Чем дольше продлятся карантинные меры, тем сильнее будут последствия со стороны предложения.

Если спрос на простаивающие мощности никогда не вернется, а это действительно может произойти из-за изменения поведения потребителей, ненужные активы (например, самолеты, гостиницы и рестораны) придется списать. Это означает огромную потерю экономических возможностей. Это также означает, что разрыв ВВП может быть намного меньше, чем это представляют себе люди, определяющие сегодня экономическую политику.

В этом случае даже если стимулирование поможет вернуть утраченный спрос, перенаправив его в другие сферы экономики (например, в услуги и товары для комфортного пребывания дома), нет гарантии, что экономика сможет перестроиться достаточно быстро, чтобы вернуть потерянный потенциальный ВВП. В таком случае экономика может перегреться и стать инфляционной. И если уровень инфляции станет двузначным, это уничтожит значительную долю сбережений людей по всему миру.